Category: город

Отче наш. Молитва.



"Россия управляется непосредственно Господом Богом. Иначе невозможно представить, как это государство до сих пор существует"

"И сказал Бог - бойтесь слёз обиженных Вами. Ибо они молят о помощи, и я помогу..."


Упавший и поднявшийся — спасается. Не вставший — гибнет. / / Архимандрит Кирилл (Павлов) / /






Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

"Мосгортранс" отсудил у оппозиционеров Соболь и Албурова 650 тыс. руб

Скверные дела


Новый день – новое изобретение из списка Роспатента.


Пляж на Москве-реке,1929. Да здравствует коммунизмЪ))))


Еврейские пособники Третьего Рейха (часть II)

Оригинал взят у sell_off в Еврейские пособники Третьего Рейха (часть II)
Оригинал взят у sell_off в Еврейские пособники Третьего Рейха (часть II)
Оригинал взят у sell_off в Еврейские пособники Третьего Рейха (часть II)




Еврейские пособники Третьего Рейха


Нацисты награждают евреев медалями

Медаль, которой нацисты награждали
своих пособников в гетто Лодзь
В годы Второй Мировой войны несколько евреев были награждены немецкими наградами…
Дело было так: в 1942 году Рейхард Гейдрих курировал операцию «Бернхард» - предполагалось выпустить множество фальшивых английских денег и пустить их в оборот через нейтральные страны, тем самым подорвать экономику Великобритании. Требовались специалисты в больших количествах, в случае приказа их нужно было уничтожить. Естественно, было решено использовать фальшивомонетчиков и банковских специалистов иззаключённых концлагерей. Банковские специалисты состояли преимущественно из евреев.
Размещение «фальшивомонетного двора» было избрано в блоке 19 концлагеря Ораниенбург – подальше от посторонних глаз, кроме того, здесь было легко ликвидировать ставшего ненужным специалиста. Заключённые-спецы были рады своей новой работе, особенно евреи - теперь они не боялись за свою жизнь, по крайней мере, пока проходила операция «Бернхард». Характерно, что остальные заключённые концлагеря относились крайне враждебно к «счастливчикам».
У тех был особый режим, отдых, хорошее питание, они ходили в гражданской одежде. После войны эти специалисты разных национальностей признавались, что отношение к ним было весьма доброжелательным, и они сами стремились повышать выпуск своей фальшивой продукции. Интересно, что лучшим фальшивомонетчиком был не еврей, а болгарский цыган Соли Смолянов.
Наконец, в 1943 году было решено наградить специалистов наградами – 12 медалей «За военные заслуги» и 6 орденов «За боевые заслуги II степени» (так в переводе. По мнению автора статьи, имеются в виду медали креста «За военные заслуги» (ими награждались только гражданские лица) и т.н. «Военные ордена Германского креста»). Подпись о награждении получили у самого Кальтенбруннера, правда, как потом оказалось, в списке было три еврея. Тем не менее, «герои» получили свои награды, в том числе и евреи, и коменданта концлагеря во время очередного обхода чуть не хватил инсульт. После этого инцидента было разбирательство, в ходе которого, как оказалось, Кальтенбруннер подписал бумагу о награждении, не читая её! Тем не менее, дело было «спущено на тормозах», никто наказан не был, заключённым было всего лишь запрещено показываться со своими наградами за пределами своего барака. Все заключённые барака пережили крушение Третьего Рейха, т.к. операция проводилась до самого конца войны, и остались живы.
«Юденраты» и еврейские полицейские
По ходу оккупации немцы создавали на территориях Польши и СССР т.н. гетто (еврейские кварталы) - закрытые еврейские районы в больших городах. Для управления внутренней жизнью гетто создавался административный орган, состоящий из влиятельных евреев, в том числе раввинов. Этот орган назывался "юденрат" (нем. Judenrat - «еврейский совет»). Таким образом на оккупированных немцами территориях было создано около 1000 юденратов (из них около 300 в Украине).


Сотрудники юденрата гетто Лодзь (в центре Дора Фукс, слева от нее Соломон Сер).
В полномочия юденрата входила регистрация евреев, обеспечение хозяйственной жизни и порядка в гетто, сбор денежных средств, распределение провизии, отбор кандидатов для работы в трудовых лагерях, а также выполнение распоряжений оккупационной власти.
Характерно, что члены юденрата несли личную ответственность перед немецкими гражданскими или военными властями. В СССР глава юденрата назывался «старостой».
Доктор Марк Альтин,
глава Люблинского юденрата
Членами юденрата назначались авторитетные евреи. Так, военные власти в Прибалтике, Западной Украине и Белоруссии привлекали для этого руководителей еврейской общины, известных адвокатов, врачей, директоров и преподавателей школ. В юденрат Львова входили три адвоката, два торговца и по одному - врач, инженер и ремесленник. В Злочеве (Галиция) членами «юденрата» стали 12 человек со степенью доктора наук.  Немцы до войны хотели переселить евреев на окраины своей империи. В тоже время члены юденрата прекрасно осознавали, что придётся пожертвовать внушительной частью «неполезных» немцам евреев. Надеясь на скорое создание еврейского государства и опираясь на порядочность нацистов, они призывали подчиняться немцам, выявляли еврейских преступников, боевиков и бандитов.
Для поддержания порядка и для помощи юденратам в гетто создавалась еврейская полиция (пол. Żydowska Służba Porządkowa или «жидовская служба порядка»). Полицейские обеспечивали внутренний правопорядок в еврейских гетто, участвовали в облавах на нелегальных евреев, осуществляли конвоирование при переселении и депортации евреев, обеспечивали выполнение приказов оккупационных властей и т. д.
В крупнейшем Варшавском гетто еврейская полиция насчитывала около 2500 (на примерно 0,5 млн. человек); в Лодзь до 1200; во Львове - до 750 человек, Вильнюсе 210, Кракове 150, Ковно 200. Кроме территорий СССР и Польши еврейская полиция существовала в Берлине, концлагере Дранси во Франции и концлагере Вестерброк в Голландии.
Simcha Shapira - начальник жидовской
полиции Краковского гетто
Еврейская полиция в своем большинстве состояла из членов сионистских военизированных и молодежных организаций. Так например, подручные вышеупомянутого Голлигера из "еврейской службы порядка" практически поголовно были членами молодежной сионистской организации Галиции.
Как уже говорилось, коллаборационисты, служащие в юденратах и полиции, имели возможность устраивать саботаж, скрывать членов движения сопротивления, спасать своих единоверцев, осуществлять шпионаж и всячески бороться против немцев. Однако, как показали реалии жизни, лишь единицы людей, имеющих такую ограниченную власть, пытались облегчить судьбу евреев и бороться за свободу...
Самое известное гетто, испытавшее и бандитский бунт и полную ликвидацию, было в Варшаве. В нём были все типы еврейских коллаборационистов – члены юденрата, полицейские и многочисленные агенты гестапо.
У израильского истеблишмента есть очень веские основания для того чтобы скрывать правду о преступлениях юденратов, потому что в подавляющем большинстве своем эти нацистские пособники являлись сионистскими функционерами. Судья Беджамин Халеви, который судил в Израиле  и Кацнера и Эйхмана, узнал от Эйхмана на перекрёстном допросе, что нацисты рассматривали сотрудничество юденратов с нацистами как основу, фундамент еврейской политики. Где только евреи ни жили, у них везде были признанные еврейские вожди, которые почти без исключения так или иначе сотрудничали с нацистами.
Варшавский еврейский квартал
Варшавский еврейский квартал был организован в 1940 году, максимальная численность его достигла 0,5 млн. человек. Евреи ковали победу Германии, работая по немецким заказам как внутри гетто, так и вне его.
Верхний слой в гетто составили преуспевающие коммерсанты, контрабандисты, владельцы и совладельцы предприятий, высшие чиновники юденрата, агенты гестапо. Они устраивали пышные свадьбы, одевали своих женщин в меха и дарили им бриллианты, для них работали рестораны с изысканными яствами и музыкой, для них ввозились тысячи литров водки. «До первых мест в нашем загаженном мирке дорвались гнусные паразиты», — записал в дневнике учитель Абрам Левин. На фоне общей нищеты и отчаяния его шокировали принадлежащие к этому узкому кругу женщины и девушки, их элегантные новые костюмы и накрашенные губы, завитые и обесцвеченные волосы.
Кадр из немецкого фильма о жизни в Варшавском гетто
«Приходили богачи, увешанные золотом и бриллиантами; там же, за столиками, уставленными яствами, под хлопки пробок от шампанского “дамы” с ярко накрашенными губами предлагали свои услуги военным спекулянтам, — так описывает кафе в центре гетто Владислав Шпильман, чья книга «Пианист» легла в основу одноименного фильма Романа Поланского,  — В колясках рикш сидели, раскинувшись, изящные господа и дамы, зимой в дорогих шерстяных костюмах, летом — во французских шелках и дорогих шляпах».  «Возникали рестораны и танцевальные площадки, — вспоминала Ноэми Шац-Вайнкранц. — Серые стены гетто, голод, смерть на каждом шагу — и в подвалах роскошные увеселительные заведения. Вот «Лурс». Пышно блестят и сияют люстры и мрамор, серебро и хрусталь. Играли наши замечательные музыканты; артисты исполняли не только старые, но и новые номера. Они пели о гетто. Молоденькая певичка с голосом соловья пела так чудесно, как будто никакого гетто не существовало на свете, как будто никто и не знал о немцах. На подносах разносили пирожные и кофе или аппетитный розовый крем с засахаренными орехами». В феврале 1941 г. в «Мелоди-палас» состоялся конкурс на самые красивые женские ноги; в «Мерил-кафе» в конкурсе на лучший танец участвовало пятьдесят пар. Еврейская полиция отгоняла от дверей ресторанов нищих. Немцы снимали картины из жизни верхушки гетто на кинопленку, чтобы демонстрировать потом на экранах роскошь, в которой живет еврейское население оккупированной Европы.
Гетто развлекалось не только в общественных заведениях, пользующихся всё более и более дурной славой, но также в частных борделях и карточных клубах, возникающих чуть ли не в каждом доме...
Зажиточные люди обосновались в «малом» гетто на Сенной улице  — широкой, застроенной современными домами с центральным отоплением. Эта улица, на которой не было видно нищих, по которой женщины, как до войны, ходили в мехах и драгоценностях, казалась обитателям гетто островком покоя и достатка. Осенью 1940 г. жители этого района, чтобы избежать переселения, собрали для немецких властей четыре килограмма золота.  Немало жителей Варшавского гетто жили в достатке, многие даже лучше, чем до войны.
Еврейская полиция в Варшавском гетто ходила в форменных фуражках, с желтыми повязками на рукавах, со специальными значками. Огнестрельного оружия немцы им не выдавали. Судя по фотографиям из других гетто, форма полицейского и регалии несколько различались. Своих единоверцев еврейские полицейские лупили резиновыми дубинками. Полиция состояла из бывших офицеров и унтер-офицеров запаса, адвокатов, людей с высшим образованием, а также уголовников.
Полицейскому выдавалась не только дубинка но и почти неограниченная власть внутри гетто. Этим многие пользовались, и по прошествии определённого времени многие полицейские, бывшие приличные люди, полностью развращались, превращались во взяточников, коррупционеров и садистов.
Варшавское гетто. Бундесархив
Вначале евреи положительно восприняли создание еврейской полиции, т.к. надеялись на поблажки и сочувствие – всё же свои. Однако полицейские не знали пощады к единоверцам. Их аргументом было: «Что вы от нас хотите: не мы, так немцы сделают это». Полицейские во многих случаях были ещё более беспощадными чем немцы. Пытаясь выслужиться, они на глазах у немцев ретиво исполняли свои обязанности, проявляя особую жестокость.
Качество жизни еврея в гетто напрямую зависело от количества припрятанных им ценностей (деньги, золото, бриллианты), на которые можно было купить контрабандную провизию, полезные вещи и, главное, откупиться в случае опасности. Взятки брали все, включая некоторых немецких полицейских, даже возможно было откупиться от переселения в трудовые лагеря.
Поэтому полицейские, члены юденрата, жулики и аферисты всеми силами пытались накопить как можно больше ценностей. Одним из основных способом обогатиться было вымогательство у своих единоверцев.
Еврейские полисмены охраняют ворота жидовского квартала в Варшаве
Например, вечером, минут за 15–20 до девяти, когда пешеходное движение в варшавском гетто должно было прекратиться, полицейские часто переводили стрелку вперед и хватали прохожих, требуя выкупа. Полицейские не стеснялись также раскапывать могилы и вырывать у покойников золотые зубы.
Будущая писательница Мэри Берг с
сестрой Анной на улице гетто
Члены юденрата, крепко связанные с полицией, также терроризировали население жидовского квартала. Юденрат занимался распределением питания в гетто, что давало серьёзный повод для обогащения - в 1941 году поступления от продажи хлебных талонов составляли более двух третей доходов юденрата. По свидетельству очевидцев, в юденрате ухитрялись брать мзду даже с уличных нищих.
Сотрудники юденратовской «Газеты жидовской» упросили немцев запретить ввоз прессы с арийской стороны, в результате чего населению пришлось переплачивать за варшавские и краковские газеты контрабандистам.
Сотрудники юденратов жили роскошной жизнью, посещали театры (в гетто было 6 театров), рестораны, кафе и пользовались другими благами.
Обогатившиеся на других евреях в случае опасности всегда имели возможность за крупную взятку покинуть гетто и раствориться в Варшаве или откупиться. Иногда, еврейские полицейские, получив взятку, даже сами подставляли лестницы к стене, отделяющей жидовский квартал от другой части Варшавы.
Взяточничество и поборы в варшавском гетто достигло астрономических размеров. Сотрудники юденрата и еврейская полиция наживали на этом баснословные барыши. Например, в гетто немцы выдали разрешения на 70 хлебопекарен, однако евреи открыли ещё 800 незарегистрированных, естественно, там использовалось нелегально провезённое в гетто сырьё и никто не следил за нормами санитарной безопасности. По идее, евреи, служащие в полиции и администрации, должны были скрывать их от немцев и радоваться – больше евреев-соплеменников выживет от дополнительного хлеба. На деле же, собственники таких подпольных хлебопекарен облагались крупной «мздой» своей же полицией и юденратом -  в случае отказа платить их ждало разоблачение перед нацистами.
Беседа коллег в Варшавском гетто
Еврейская полиция брала «мзду» также с контрабандистов, доставляющих в гетто продовольствие и прочие вещи. Контрабандным провозом товаров занималась, кстати, и сама еврейская полиция. Поначалу еврейские полицейские имели возможность покидать пределы гетто. Они этим пользовались и ежедневно проносили продукты, которые продавали по бешенным ценам. Спустя несколько месяцев немецкие власти стали арестовывать еврейских полицейских за пределами гетто.
После этого еврейская полиция, заинтересованная в контрабанде товаров в гетто и получении с этого дохода, стала предлагать контрабандистам помощь у ворот входа в жидовский квартал. Наиболее искусных в контрабандном ремесле полицейских начальство освобождало от всех служебных обязанностей, кроме дежурства у ворот гетто. Там полицейские, вместе с немецкими и польскими коллегами, досматривали евреев, работающих вне гетто и возвращающихся после работы ночевать в гетто.
Задачей еврейских полицейских было или договориться с немецкими и польскими полицейскими и поделиться с ними добычей или провести контрабандиста мимо них. За это брали «мзду», которую должны были отдавать в общий котел. Во время дележа между ними, а также между полицией и профессиональными контрабандистами часто вспыхивали кровопролитные схватки. Часто многие полицейские «сыпались» на контрабанде, немцы таких расстреливали. Выживали сильнейшие…
28-го октября 1941 года один еврейский полицейский прошел по всем квартирам в обоих домах по адресу улица Дзельна 93 (примерно 2000 жильцов) и раздал штрафы якобы за свет в часы затемнения. Он не объяснил, в чем дело. Не помогли никакие возражения что уже неделю не было электричества, и никто не мог включить свет; что в большинстве домов итак никогда не зажигают свет; и что все окна занавешены толстыми шторами или заклеены черной бумагой и т.д. Все, кто отказался дать ему несколько злотых (он был согласен и на пятерку), получили штраф за включенный свет и нарушение правил затемнения – 55 злотых. Никто не записал номер того полицейского.
Руководил полицией варшавского гетто колоритная личность - Юзеф Анджей Шеринский, бывший полковник польской армии. Был крещённым евреем. Активно помогал нацистам, но «погорел» на воровстве. Дело в том, что имущество переселённых в концлагеря евреев считалось собственностью немцев, а он слишком много себе прихватил. 1 мая 1942 г. был арестован, но в июле того же года освобождён, т.к. его услуги очень ценили. Реабилитировал себя он при акции переселения трудоспособных евреев в трудовые лагеря.