Category: город

Отче наш. Молитва.



"Россия управляется непосредственно Господом Богом. Иначе невозможно представить, как это государство до сих пор существует"

"И сказал Бог - бойтесь слёз обиженных Вами. Ибо они молят о помощи, и я помогу..."


Упавший и поднявшийся — спасается. Не вставший — гибнет. / / Архимандрит Кирилл (Павлов) / /






Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Скверные дела


Новый день – новое изобретение из списка Роспатента.


Еврейские пособники Третьего Рейха (часть IV)

Оригинал взят у sell_off в Еврейские пособники Третьего Рейха (часть IV)
Оригинал взят у sell_off в Еврейские пособники Третьего Рейха (часть IV)
Оригинал взят у sell_off в Еврейские пособники Третьего Рейха (часть IV)



Еврейские пособники Третьего Рейха


Ситуация в других гетто
Схожая ситуация была в других гетто – везде было отмечено активное сотрудничество евреев с нацистами. Редкие члены юденрата и полицейские помогали простым евреям.
В гетто Жмеринки (Винницкая область)  глава «юденрата», Адольф Гершман, смог обеспечить спокойную жизнь и сравнительно сносное существование более 8000 узников. Его гетто находилось на румынской зоне. Гершман по требованию немцев спокойно выдал 286 «чужих» евреев, бежавших в Жмеринку из немецкой зоны оккупации.
В Каунасском гетто население к полиции относилось неплохо, впрочем, как и полиция к населению.
Под контролем нацистов действовало около 1000 юденратов, но лишь представители двух юденратов, в Минском и Лахва гетто, активно поддерживали связь с движением сопротивления. В остальных случаях, юденрат активно сотрудничал с нацистами. Подпольщиков, принявших путь партизанской борьбы и вообще всякого противодействия нацистам, юденрат выдавал безжалостно. Еврейская администрация везде считала, что только честное выполнение всех приказов немцев спасёт большинство евреев. Кстати, такая позиция в Варшаве раздражала поляков-подпольщиков, считавших евреев неполноценными людьми с рабским характером.
Известны факты участия еврейской полиции Рижского гетто в движении сопротивления. Во всяком случае, так посчитали немцы – они расстреляли 82 еврейских полицейских за то, что под их носом 11 евреев захватили грузовик и сделали попытку с оружием вырваться из гетто.
Курьезы.
В 1939 году во многих газетах вермахта появилась фотография с подписью "образцовый арийский солдат". Моделью для нее послужил еврей Вернер Гольдберг.  Когда в геббельсовском ведомстве спохватились, то было уже поздно: "образцовый немецкий солдат" красовался на стенах многих немецких домов. Герр Гольдберг, между прочим, вполне благополучно пережил нацизм, стал журналистом в ФРГ и в течение двадцати лет был сенатором Западного Берлина.
Без участия евреев не смогло обойтись даже самое антиеврейское издание Третьего Рейха - журнал Юлиуса Штрейхера "Дер Штюрмер" (Штурмовик). Там подвизался польский еврей Ионас Волк, который подписывал свои статьи  псевдонимом "Гейнц Бранд".  Волк специализировался на преступлениях евреев против гоев в средние века: отравления колодцев, ритуальные убийства, осквернение христианских святынь и другие леденящие душу исторические факты и события.   Волк полностью составил один из номеров "Дер Штюрмера", посвященный ритуальному убийству евреями христианских младенцев.

Заключение
Все перечисленное выше является лишь верхушкой айсберга. Сотрудничество сионистов и нацистов было гораздо более масштабным.
Вот лишь некоторые штрихи обрисовывающие далеко не полную картину сионистско- нацистского сотрудничества:
Еще в 1933 году по личному указу Гитлера "Сионистский союз Германии" превратился в "Имперский союз евреев Германии" (При этом сионистская газета "Юдише рундшау" продолжала издаваться прежним тиражом как ни в чем не бывало).
С этого момента, при непосредственном покровительстве нацистов, сионисты стремительно превращаются из маргиналов никогда не пользовавшихся особым успехом у самих евреев в весьма влиятельную политическую силу. По сути, Третий Рейх превратился в 1930 годы в центр сионистской деятельности в Европе.
К 1936 году организованное Еврейским агентством в Берлине Палестинское Бюро (среди прочих в этом бюро подвизался и будущий премьер Израиля Леви Эшколь) имело по всей Германии 22 центра и действовало в 350 областях Рейха, имея при этом разветвленную структуру с юридическим, хозяйственным и прочими отделами.
Деятельность всех этих агентств и бюро непосредственно курировалась Гестапо - в берлинском архиве сохранилась директива шефа баварского Гестапо предписывавшая сотрудникам этого жуткого ведомства оказывать сионистам всяческое содействие.
Сионистские эмиссары в этот период времени свободно перемещались по всей Германии, отбирая в еврейских общинах молодежь для отправки в Палестину. При государственной поддержке Третьего Рейха, в созданных Палестинским Бюро специальных лагерях отобранные сионистами молодые евреи изучали иврит и обучались сельскохозяйственным, военным и ремесленным специальностям.
В этот же период времени между Гамбургом и Хайфой было установлено постоянное сообщение продолжавшееся вплоть до начала Второй Мировой Войны.
Другим не менее важным аспектом сионистско-нацистского сотрудничества было так называемое "Соглашение о трансфере". Это соглашение сионистское руководство заключило с нацистами еще в 1933 году. В рамках этого соглашения, в Палестину экспортировались немецкие товары, а деньги иммигрировавших евреев делились между сионистами и нацистами 50 на 50 и составили в период с 1933 по 1938 годы около 60% всех инвестиций в еврейский анклав Палестины.
Все перечисленное выше свидетельствует о том, что союз между нацистами и сионистами являлся стратегическим, а вовсе не временным и случайным, как пытаются это представить сионистские историки.

Приложение
О десятках просто поразительных фактов масштабного сотрудничества евреев с нацистами рассказывается в публицистической книге Цезаря Солодаря «Дикая полынь». Электронную версию книги можно скачать в сети интернет.
Избранные отрывки:
***
«В пору фашистского нашествия многие питомцы "Маккаби" пошли служить в орудовавшие под протекторатом гестапо еврейские полицейские отряды на территории гетто Львова, Черновиц, Проскурова, Кременчуга. Это о них, молодых предателях, рассказывал осужденный советским судом гестаповец Питер Христиан Краузе моему другу и земляку, известному советскому писателю Владимиру Беляеву:



"Если бы у нас в гестапо не действовали агенты из числа попавших в гетто сионистов, никогда бы не смогли мы поймать и уничтожить такое количество евреев, живших по фальшивым документам и под чужими фамилиями. Мы выпускали агентов на волю, они бродили по улицам, а за ними шли наши сотрудники. Опознавая евреев, агенты подавали условный знак, и тогда в дело вступали мои "чистые" сотрудники…"


В полной мере проявили холуйский раж и причинили немало зла еврейской бедноте Львова маккабистские полицаи из "юдише орднунг Лемберг". Они поработили евреев, не имевших валюты и ценностей, чтобы откупиться от гестаповцев или хотя бы раздобыть свидетельство об угодной оккупантам работе. Когда же в начале 1942 года гестапо потребовало от юденрата (действовавшего под эгидой гитлеровцев и сионистского еврейского совета) выдачи первых обреченных на смерть жертв, сионистские предатели отобрали около шести тысяч самых неимущих, самых бедных, а зачастую попросту нищих евреев. Мало того, в истреблении отобранных юденратом бедняков участвовали маккабистские молодчики из "юдише орднунг"».
* * *



«— Гиммлеровский ставленник Шелленберг вел переговоры с сионистами, с организацией раввинов Северной Америки! Представляете? А главный палач евреев Кальтенбруннер в своих показаниях Международному трибуналу говорил об этом походя, словно оно само собой разумелось!


Такие взволнованные слова услышал я осенью 1946 года от известного советского писателя и криминалиста Льва Романовича Шейнина. Он возвратился из Нюрнберга, где в Международном трибунале был одним из советских представителей обвинения на процессе главных военных преступников.



— За долгие годы следственной и прокурорской работы я сталкивался со столь многими изощренными преступлениями, — продолжал Шейнин, — что приучил себя ничем не выдавать в зале суда своего потрясения. Но в Нюрнберге, поверьте, не раз с огромным напряжением удерживал себя в рамках внешнего спокойствия, обязательного для официального участника процесса. Ценой больших усилий сдержался я и тогда, когда речь зашла о беспредельно циничном и казавшемся невероятным союзе военных гитлеровских преступников с агентами сионизма. Союз убийц с теми, кто именовал себя братьями их жертв! До того потряс меня этот союз, что временами я отвлекался от течения процесса.




Подумать только, какие эпизоды мелькали в ходе судебного разбирательства! Переговоры на нейтральной швейцарской территории о цене, которую Гиммлер счел бы сходной за обязательство сионистов убедить мировую общественность в гуманном обращении фашистов с евреями. Переговоры о поставках сионистами военного имущества гитлеровскому командованию. Да еще с непременным условием: такое имущество должно быть использовано обязательно на Восточном фронте, то есть против советских войск. Неспроста ведь оговаривалось, что грузовые тягачи, например, будут оснащены металлическими цепями тогда русские снега не будут им преградой. Такие позорные соглашения благословляла сионистская верхушка в Палестине. И помогала осуществлять! У нацистов были в Палестине верные дружки — ведь еще перед войной гитлеровцам удалось просунуть своих надежных агентов в руководящие органы еврейских банков и крупнейших промышленных фирм в Палестине. Сами достаточно замаранные связями с нацистами, сионистские лидеры делали хорошую мину при плохой игре: притворялись, что не замечают экономических связей своей промышленности с нацистами, делали вид, что им якобы ничего не известно о заказах своих фирм на оборудование для гитлеровских войск. О таком неслыханном предательстве сионистов нужно будет подробно рассказать!»


* * *
«Когда гитлеровцы оккупировали Польшу и Литву, им стали пособлять предатели сионистской закваски. Откровенно сотрудничать с оккупантами в Варшаве начал руководитель сионистских групп так называемого "правого" направления Авраам Гайнцвах. В Вильно по его примеру пошел сионист из крыла "левых" Яков Генс, начальник еврейской полиции гетто. Стоило оккупантам узнать о существовании в гетто движения Сопротивления во главе с коммунистами, как Гене по их приказу заманил коммуниста Ицика Виттенберга к себе в кабинет и выдал его гестаповцам».
* * *
«… Оказывается, за спиной сионистских реформаторов мемориала стоит дочь Симона Визенталя, ныне здравствующего сионистского разведчика. За спиной Визенталя, прославляемого сионистской пропагандой "борца-антифашиста", огромная цепь предательств и провокаций в годы второй мировой войны.
По собственному признанию, в июле 1941 года Визенталь вместе с тридцатью девятью представителями интеллигенции Львова был брошен гитлеровцами в тюрьму. По странному "стечению обстоятельств" все заключенные, кроме Визенталя, были расстреляны, а он вскоре оказался на свободе. После удачного "почина" Симон, как установлено польским журналистом Луцким по архивным документам, стал кадровым агентом гитлеровцев. И не заточали его в фашистские застенки, о чем он непрерывно кликушествует, а забрасывали туда для очередной провокации. Визенталь, по его утверждению, прошел через пять гестаповских тюрем и двенадцать лагерей. Нетрудно себе представить, сколько человеческих жертв на черной совести матерого провокатора.
И он, заведомо предававший и продававший нацистам людей ненавистной им еврейской национальности, сейчас возглавляет… "Объединение лиц еврейской национальности, подвергавшихся преследованиям при нацистском режиме". Так пожелали за океаном.
По достоинству оценена деятельность Визенталя в другом руководимом им учреждении — "Еврейском бюро документации". Официально считается, что это бюро разыскивает нацистских военных преступников. Однако общественное мнение и австрийская пресса увидели в визенталевском детище "частную шпионскую полицию", применяющую "противоречащие закону методы". И не случайно у многих честных людей на Западе возникает один и тот же вопрос: "Нуждается ли государство в частной организации Визенталя, присвоившей себе право тайного суда?"
Визенталь позволяет себе объявлять невиновными нацистов, заочно осужденных в ГДР за истребление населения на оккупированных территориях. Вряд ли он делает это из одного только желания щегольнуть своей независимостью. Вероятно, его толкают на это мотивы более реальные и более материальные!
Визенталь не раз хвастливо декларировал свою готовность встретиться с любым представителем прессы для беседы о работе упомянутого объединения. В сентябре 1973 года, в Вене, я позвонил в "Еврейское бюро документации" и передал секретарше, что хочу встретиться с ее шефом. Она попросила меня позвонить через два дня: необходимо, мол, уточнить расписание дел шефа на ближайшую неделю. А через два дня я услышал от секретарши:



— Хотя вы представились корреспондентом журнала "Огонек", господину Визенталю известно ваше активное сотрудничество в "Литературной газете". А поскольку на ее страницах публиковались материалы, унижающие достоинство господина Визенталя, он не находит возможным встретиться с вами.


Я совсем не удивлюсь, если узнаю, что этот господин внес и меня в список лиц, подозреваемых в связях с гитлеровцами. Ведь чехословацкий еженедельник "Трибуна" точно определил основы провокационной тактики Визенталя: "пришивать нацистское прошлое" тем, кто не разделяет идеологии сионизма, и тем, кого Симон имеет основания считать своими противниками».
Цезарь Солодарь. Глава из книги «Темная завеса»
http://holocaustrevisionism.blogspot.com.es/2012/09/blog-post_6216.html