?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у a_malyavin в Венгерские наемники на страже большевистской власти в Самарской губернии
Не секрет, что власть большевиков во многом удержалась благодаря широкому использованию ими наемников из числа различных иностранцев в качестве своих вооруженных формирований. В официальной советской литературе эти наемники обозначались термином "интернационалисты". По данным советских историков, к 1917 году в России находились около 5,5 миллионов военнопленных, из них большинство (около 1,9 миллионов) составляли пленные из австро-венгерской армии, в т.ч. около 450 тыс - австрийцев и 500 тысяч - венгров (или мадьяр, как их тогда еще называли). Все это неудачливое воинство было рассредоточено по внутренним областям России, и большая часть пленных оказалась в Поволжье. На территории Казанского военного округа находились до 300 тысяч военнопленных, из них только в одном Тоцком лагере в Бузулукском уезде - 130 тысяч. И эта масса вчерашних солдат и офицеров просто не могла не принять участия в разразившихся революционных событиях.
Тем более, что пришедшие к власти большевики, стали активно привлекать пленных к своей деятельности, вести среди них свою пропаганду, формировать вооруженные отряды и, самое главное, предоставили подданным враждебных народу России стран путь в российскую власть.
DSCN3345
Здание, где размещался Совет австро-венгерских депутатов в Самаре
Вот в этом здании на Казанской, 39 (ныне - улица Алексея Толстого, 37) в первые годы большевистской власти в Самаре находился Совет австро-венгерских рабочих и солдатских депутатов - т.е. орган советской власти. Получившие от большевиков все права местных граждан, венгры стали участвовать непосредственно и в работе Самарского Совета рабочих депутатов. Так пленные враги России, с подачи большевиков, стали участвовать в управлении Самарой. Подобная ситуация была и по всей стране - к концу 1919 существовало 25 иностранных советов на территории России, подконтрольной большевикам. Неслыханная большевистская щедрость, ведь нигде в мире прежде пленные не правили пленившим их народом.
Но участие во власти Советов пленным нужно было отработать ее защитой, на что, вероятно, и рассчитывали большевики. Они призывали т.н. "интернационалистов" вступать в РККА, для чего издавали разнообразную литературу на различных языках. Так, в Самаре на венгерском языке с 18 марта 1918 года издавалась газета "Эбредеш" ("Пробуждение"). И эта агитация дала свои плоды - иностранцы пошли на защиту режима большевиков. Для осуществления руководства вербовкой иностранных наемников в Красную Армию в июне 1918 была создана Комиссия по формированию интернациональных групп РККА при ВЦИК. По неполным данным, к сентябрю 1918 года в РККА состояло более 50 тысяч иностранцев. Когда 1-я мировая война завершилась падением Германской и Австро-Венгерской Империй, военнопленные устремились было на родину, тем более, большевики обещали отпустить их после окончания "империалистической войны". Но не тут то было - Ленин не захотел терять такую мощную военную силу в период российской гражданской войны. Федерация иностранных групп РКП(б) во главе с Бела Куном (пленный австро-венгерский солдат, вступивший в РСДРП(б) в 1917 в Томске) призвала иностранных наемников остаться в России. В то же время она признала необходимость использования наемников на Украине - поближе к бывшей Австро-Венгрии. 18 декабря 1918 г. Федерация обратилась к наемникам с воззванием, в котором говорилось, что интернационалистам, прежде чем попасть на родину, нужно "подавить сопротивление буржуазно-националистических правительств Украины и Прибалтики, оказав тем самым помощь местным трудящимся в восстановлении Советской власти". На самих местных трудящихся большевики, очень похоже, не сильно рассчитывали в деле спасения власти совдепов. Практически по всей России иностранцы были надежной боевой силой большевистского режима, защищавшей советскую власть от россиян.
Всего во время гражданской войны было создано свыше 370 отрядов, рот,батальонов, легионов, полков, бригад и дивизий из иностранцев. В них, а также в других частях РККА в разное время служили до 300 тыс иностранных наемников. Если говорить о нашей губернии, то венгерские наемники принимали участие в захвате власти в Николаевске (ныне Пугачев) 31 октября 1917 года. В конце декабря 1917 в Самаре начал формироваться отряд "Самарский коммунар" из венгров, немцев и румын, его политкомиссаром стал мадьярский пленный Шандор Сиклаи. Данный отряд был использован большевиками против оренбургских казаков и в Туркестане. В марте 1918 по решению Самарского губисполкома был сформирован еще один отряд наемников из 300 чел. во главе с венгром Бела Байором. В Николаевске был создан Интернациональный батальон особого назначения Николаевской дивизии из 180 человек. Много венгров оказалось в Самарском батальоне войск ВЧК, в октябре 1918 в захвате Самары участвовал Саратовский интернациональный полк, который "состоял в основном из мадьяр". На юге губернии и в Уральской области орудовал 1-й Московский интернациональный коммунистический батальон (500 штыков, 300 сабель, 15 пулеметов и 4 орудия) во главе с Лайошем Винерманом, захвативший Новоузенск, Александров-Гай и ряд деревень и хуторов. 15 октября 1918 года полевой командир наемников Винерман был ликвидирован уральскими казаками у села Абишева. Газета "Правда" опубликовала по поводу гибели этого палача уральского казачества следующий некролог: "На Уральском фронте у Александров-Гая в бою с казаками пал командующий советскими красными частями тов. Винерман, один из лучших интернационалистов, борцов за пролетарскую свободу.
винерман.jpg
Лайош Винерман
Тов. Винерман был настоящим пролетарием, сознательным борцом, истинным и героическим защитником революции. В Россию он попал во время империалистической войны. В Венгрии он был организованным рабочим, плотником, а затем унтер-офицером австро-венгерской армии. В плену при старом режиме он был рабом. Но когда вспыхнула революция, когда вооруженные русские пролетарии и крестьяне сломали власть угнетателей, тов. Винерман сейчас же вступил в ряды пролетарских борцов. Он бежал из лагеря военнопленных в Томске, чтобы отправиться в Москву, в красный центр революции. Еще во время октябрьского переворота он боролся против врагов пролетариата. Позднее он был командиром маленькой интернациональной группы, несущей караульную службу при военном комиссариате Москвы. Каким горячим красным воином он выступал всегда против хищников контрреволюции.
Когда против чехословацких мятежников организовался в Москве первый коммунистический отряд интернационалистов-членов иностранных групп РКП большевиков, во главе его встал Винерман. В конце июня этот красный отряд в триста человек, состоявший из мадьяр, немцев, румын, уехал на фронт и попал сразу в бой с казаками у Краснокута. Через два месяца этот отряд очистил от казаков гор. Новоузенск, Александров-Гай и ряд деревень и хуторов. В двух больших боях он разбил наголову казачьи части, гораздо более сильные чем он. В самое последнее время отряд тов. Винермана уничтожил у форта Березовки семитысячную казачью часть изахватил три пушки, четыре пулемета и много других военных трофеев.
Во всех этих боях всегда и всюду в первом ряду был тов. Винерман. Хотя во время империалистической бойни он никогда не командовал более чем взводом, он хорошо понимал, как нужно вести бой с врагами пролетариата. Хотя он никогда не обучался никаким военным наукам, он с успехом командовал своими частями, сначала отрядом, затем полком и, наконец, красной дивизией Александрово-Гайского фронта, одержавшей крупные победы.
Теперь он пал. Он отдал свою жизнь до последней капли крови за общее пролетарское дело. Мы, интернационалисты, мы мадьяры-коммунисты, с глубокой скорбью приняли весть астраханского военного комиссара тов. Долгоновского о героической смерти тов. Винермана. Он был больше чем верный товарищ, больше чем руководитель в борьбе против контрреволюционеров. Он был нашей надеждой в будущей борьбе против наших собственных контрреволюционеров и белогвардейцев. Мы кладем его тело на жертвенник великой пролетарской революции с глубоким убеждением, что кровь тов. Винермана обеспечит и нам и пролетариату всего мира окончательную победу". Похоронили беглого военнопленного Винермана в Москве на Красной площади у Кремлевской стены.
13 октября 1918 года в захваченной большевиками Самаре состоялась манифестация иностранных наемников РККА, после шествия состоялся митинг. В городе начали создаваться новые формирования наемников - 1-й Самарский интернациональный караульный полк, 222-й Самарский интернациональный полк 25-й стрелковой дивизии, интернациональный батальон Самарской губернской ЧК. В губернии также находились 216-й интернациональный полк 24-й стрелковой дивизии (2300 штыков), интернациональный батальон особого назначения (400 штыков), интернациональная рота 1-го стрелкового Нижне-Уральского полка (180 чел.), рота иностранных наемников, охранявшая штаб 4-й армии и пр. Заслуги этого многочисленного иноплеменного воинства в спасении совдепов от народов России трудно не оценить.  О творимых ими зверствах и жестокостях по отношению к коренному населению и пленным я здесь писать не буду, хотя материалов достаточно.
Пожалуй, кроме упомянутого Л.Винермана в нашей губернии наиболее отличился в защите большевистского режима Эрнст Шугар, имя которого оказалось незаслуженно забытым позднейшими советскими историками "интернационалистов". Родился он в 1894 году в Мадьяр-Каныш (Австро - Венгрия), во время войны попал в русский плен. В 1918 вступил в РКП(б) и РККА, был командиром интернационального батальона Самарской губЧК. Когда весной 1919 началось крестьянское "чапанное восстание", Шугар был выслан на его подавление к Ставрополю (ныне - Тольятти) во главе отряда (600 штыков, 60 сабель, 5 пулеметов и два 3-х дюймовых орудия). Прибыв к 19.00 10 марта на помощь командующему карательными отрядами Ставропольского района Шевердину, был им назначен командовать 2-м Самарским сводным отрядом, с которым захватил утром 13 марта Федоровку, Зеленовку и Кумаево, а вечером того же дня - Ставрополь. С 14 марта был начальником гарнизона Ставрополя и членом ревкома. О примерных масштабах деятельности Шугара и других карателей при подавлении восстания крестьян дает представление письмо № 624 командующего Южной группой Восточного фронта Фрунзе Троцкому и Ленину от 18 марта 1919 года: "При подавлении движения убито, пока по неполным сведениям, не менее 1000 человек. Кроме того, расстреляно свыше 600 главарей и кулаков. Село Усинское, в котором восставшими сначала был истреблен целиком наш отряд в 170 человек, сожжено совершенно". С такими заслугами по осуществлению геноцида волжан Шугара ждала блестящая карьера красного командира. Но попал он под трибунал за самосуд над бойцом своего батальона Владимиром Марковиным. Шугар и председатель товарищеского суда его батальона Ладонин самовольно расстреляли Марковина, а за что - истории сие неизвестно. 7 июня 1919 дело Шугара-Ладонина рассмотрел Реввоентрибунал Южной группы. Обвинение было признано доказанным, но трибунал "принимая во внимание крайне возбужденное состояние красноармейцев батальона, требовавших немедленного расстрела Марковина. раскаяние обвиняемых Шугара и Ладонина и сознание ими своей вины,  принимая во внимание далее давнишнюю и полезную работу Шугара по формированию вышеуказанного батальона, приговорил: 1) условно подвергнуть принудительным общественным работам с лишением свободы Шугара и Ладонина на десять лет. Срок условного осуждения - 6 месяцев, т.е. если до 7-го декабря 1919 года Шугар и Ладонин не совершат никаких проступков, то настоящий условный приговор теряет свою силу;
2) лишить Шугара права занимать ответственные и командные посты отдельных самостоятельных частей в течение 6 месяцев;
3) лишить Ладонина права занимать должности по выборам в течение 6 месяцев;
4) в случае изъявления Шугаром и Ладониным желания искупить свою вину - добровольно отправившись на фронт, в действующую часть - приговор в части условного осуждения теряет силу". Вероятно, наемник Шугар "искупил вину" за бессудное убийство русского красноармейца Марковина и продолжал служить в ЧК-ГПУ-НКВД. Последний его пост - пом. начальника отделения 4-го отдела УПВО УНКВД Ленинградской области, капитан госбезопасности (по рангу это звание было равно пехотному полковнику РККА). Шугар был приговорен Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 17 января 1938 г. по ст. ст. 58-6-10 УК РСФСР к высшей мере наказания и расстрелян в Ленинграде 25 января 1938 года. Поэтому и немудрено, что этот наемник и его "заслуги" были в Самарской губернии забыты. И совершенно напрасно - о палачах-наемниках необходимо помнить всем россиянам. Потому как именно такие Винерманы, Шугары и им подобные осуществили революцию, а вовсе не русский народ, который сопротивлялся большевизму изо всех сил. И подлинные чувства русского народа прекрасно выразил неизвестный автор "Песни освобождения" (газета 2-го отдельного Степного сибирского корпуса "За Родину", Семипалатинск, №45, 24 июля 1919):

Вставай, поднимайся весь русский народ;
Вставай на борьбу с большевизмом.
Родную спасая отчизну,
Все двинемся храбро вперед.
Наша Русь дорогая родная,
Потом — кровью была создана
И заветы отцов соблюдая,
Верой в правду и Бога сильна.
Льются крови большие потоки,
На полях беспредельной Руси.
Всюду зло, лишь грехи да пороки,
И не видно спасенья пути.
Гибнут многие люди напрасно
От войны, от расстрелов, в тюрьмах.
Гибнет Русь от разрухи... но властно
Раздается клич громкий в ушах:
Прочь гони большевистских наймитов,
Всех мадьярских, немецких друзей
И своих запродажных хамитов:
Прочь гони всех твоих палачей.
Литература:
Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. - Москва, 1983
Щербаков Ю.Н. Братство, скрепленное кровью - Куйбышевское книжное изд-во, 1961
Интернационалисты. Трудящиеся зарубежных стран - участники борьбы за власть советов.Т. 1- Москва:Наука, 1967
М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны: сборник документов. — Москва: Воениздат, 1941.
Троцкий В. 1919 год в Средне-Волжском крае (Хроника революционных событий). - Москва; Самара. 1932
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.